Ежедневный мониторинг законодательства


Подпишитесь на рассылку сайта

Внезапный надзор

Роспотребнадзор лоббирует поправки в один из законов, ограничивающий административное давление на бизнес. Ведомство требует наделить его правом без предварительного уведомления проводить проверки на предприятиях по производству и реализации пищевых продуктов. За несколько лет из под действия либерального закона выведены уже около 25 видов контрольно-надзорной деятельности из 70.

Ведомство продвигает через правительство принятие поправок в закон о контрольно-надзорной деятельности, чтобы получить право без предварительного уведомления проводить проверки производителей и продавцов пищевой продукции. Речь идет о поправках в закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (294-ФЗ).

Пищевики попали «под раздачу»

Как заявила ИТАР-ТАСС сама глава Роспотребнадзора Анна Попова, часть бизнеса противится принятию этого законопроекта, но проблема в том, что «недобросовестные предприниматели до сих пор остались».

«Внеплановая проверка проводится по обращению, жалобе, когда произошло что-то, угрожающее жизни и здоровью. По действующим правилам, она может проводиться, только если надзорный орган за сутки предупредил тех, кого будет проверять. Совершенно понятно, что если это касается общепита или торговой точки, ждать сутки - это дать возможность замести следы», - считает Анна Попова.

По ее словам, инспектора в случае направления предупреждения «упускают время и ничего не находят». «А каждое надзорное мероприятие - это деньги государства, выделенные на работу специалистов и лабораторные исследования. Нельзя тратить их впустую», - подчеркнула она.

Она выразила надежду, что законопроект будет принят в кратчайшие сроки. Сейчас он проходит экспертизу в Минюсте, после чего попадет на рассмотрение кабинета министров Дмитрия Медведева, который был одним из инициаторов нового закона 294ФЗ. В 2010 году он внес ряд инициатив, направленных на снижение давления на предпринимателей под общим девизом «не надо кашмарить бизнес».  Среди прочих – запрет на внеплановые проверки без предупреждения руководства подконтрольного объекта за сутки или санкции прокурора.  Также закон предполагает проведение плановых проверок не чаще раз в три года и то с предварительным опубликованием списков подконтрольных объектов.  

«Непонятно, для чего сейчас Роспотребнадзор хочет отыграть все назад и именно в отношении пищевиков, а не допустим, финансистов. Из 49 тысяч жалоб потребителей, поступивших в  Роспотребнадзор в 2013 году, только 1,6% касались общепита, - говорит Игорь Бухаров, президент Федерации рестораторов и отельеров России. – И в основном это жалобы не на качество обслуживания и тем более еды, а сигналы от соседей на шум и запах. Сейчас подавляющее большинство рестораторов и даже владельцы небольших киосков фастфудов стараются исполнять закон».

Попова в свою очередь отмечает, что российский общепит сейчас испытывает острый недостаток в квалифицированных кадрах.

«В советские времена, для того чтобы прийти работать продавцом или в общепит, нужно было иметь определенный уровень образования. Людей специально учили, как соблюдать правила техники безопасности и гигиены. Учили разделять сырое и готовое, что одним ножом нельзя резать сырое мясо и сыр, что яйцо обрабатывается специальным порядком и так далее, - говорит Попова. - Сегодня, к сожалению, у нас нет требований к кадрам в общепите. Зачастую персонал на кухне не только этих правил не читал, он их и прочесть не может, потому что не знает языка, на котором они написаны. И в этом я вижу одну из составляющих проблемы».

По мнению генерального директора группы компаний «Свои в городе» Леонида Гарбара (президент Федерации рестораторов и отельеров по Северо-Западу), в общепите действительно много проблем с кадрами. Но они связаны с большими издержками самих рестораторов, которые не всегда могут удовлетворить материальные  запросы коренных жителей крупных городов.

«Да, особенно в фастфуде немало работает наших бывших соотечественников из стран СНГ, - но всем им Роспотребнадзор и выдавал медицинские книжки, а владельцы общепита их обучали, так что они знают обо всем не хуже других, - говорит Леонид Грабар. – Кроме того, какие следы интересно могут замести владельцы кафе или пищевых цехов?  Явные санитарные нарушения и за три дня сложно устранить, не то что за день. И подавляющее большинство участников рынка их соблюдают – кто боясь больших штрафов, кто из соображений сохранности бизнеса и репутации».

По действующему законодательству ни что не мешает как инспектору Роспотребнадзора, так и рядовому потребителю прийти и посмотреть в кафе или ресторане на линии раздачи, кто за ней работает и в каких условиях (в магазине –упаковки). В случае сомнения всегда можно запросить санитарную и трудовую книжку.

«Мы с вами видим, что клинингом занимаются везде мигранты. Я восхищаюсь умением тех людей, которые знают, как научить их правильно применять дезрастворы и инвентарь», - заключила глава Роспотребнадзора.

Среди предпринимателей бытует мнение, что поправки в закон нужны Роспотребнадзору в том числе для увеличения собираемости штрафов. Сейчас только половина из проводимых проверок приводит к административному или уголовному наказанию.

Насущный хлеб инспекторов

«Мы активно общаемся на эту тему с Роспотребнадзором и пытаемся доказать, что у ведомства и без того достаточно рычагов для устранения явных нарушений, - говорит  Иван Ефременков, руководитель центра экспертизы и аналитики проблем предпринимательства ОПОРы России. – Например, в случае отравления или сигнала об опасном продукте можно прийти с проверкой без уведомления за сутки, но с разрешения прокурора. Мы не против, например, частый проверок в школьных столовых или больницах, но против давления на весь бизнес».

По словам Ефременкова, прокуратура часто отказывает Роспотребнадзору в проведении внеплановых проверок ввиду отсутствия достаточных оснований.

Ранее бизнес-омбудсмен Борис Титов в своем ежегодном докладе президенту указал, что в 2013 году зафиксировано 2,7 млн проверок предпринимателей. При этом внеплановых - 48%, а 52% - плановые. «То есть внеплановые проверки догоняют количество плановых», - сожалеет Титов.

В этой связи он предложил «ограничить количество плановых проверок у одной организации до какой-то цифры в год, потому что на сегодня в некоторых компаниях бывает и больше 100 проверочных дней в году».

Запрет на проверки без предупреждения или без получения санкции суда и прокуратуры изначально распространялся почти на все контролирующие органы (не касался он, например,  налоговой инспекции и медицинского контроля). Между тем запреты давления на бизнес периодически пытаются обойти разные органы власти или вывести себя из под действия 294-го закона.

Например, Федеральная антимонопольная служба издала методические рекомендации, позволяющие проводить так называемые рейды на рассвете. Как не раз заявляли в ФАС, «рейд на рассвете» не является по сути проверкой, поскольку в ходе внезапного появления инспекторов на предприятии выемка документов не производится, а только их копирование.

«В ходе такого рейда у нас скопировали не только бумажные документы, но и все электронные, включая секретные материалы, личные фотографии, даже реквизиты кредитных карт и прочее, - говорит Михаил Левчук, заместитель генерального директора ЗАО «Аргус-Спектр». – Мы обжаловали в нескольких инстанциях саму законность таких рейдов, в итоге Верховный суд, а потом и нижестоящие инстанции признали незаконными методические рекомендации ФАС о проведении таких рейдов».

Теперь компания, против которой до сих пор не прекращено дело со стороны ФАС, оспаривает не только незаконность методической рекомендации ФАС, но и действия службы на основе нее, то есть законность самого дела (компанию подозревают в организации неправомерных соглашений с дистрибьютерами).

Инициатива Роспотребнадзора более открытая, поскольку ведомство напрямую пытается вывести себя из под действия 294 ФЗ. Но законопроект в ходе общественного обсуждения уже получил отрицательное заключение от ОПОРы России, ТПП и профильных общественных объединений. Министерство экономического развития выдало на законопроект отрицательное заключение оценки регулирующего воздействия. 

«Полагаю, что шансы пройти через правительство и Госдуму у законопроекта минимальны при таком фоне», - считает Иван Ефременков.

Но, по его же словам, за несколько лет из почти 70 видов надзорно-контрольной деятельности, примерно 25 уже выпали из под действия 294 ФЗ. В основном это технические виды надзора – строительный, промышленный, технический и прочие, которые  сильнее всего бьют как по малому, так по среднему и крупному бизнесу и считаются одними из коррупциогенных.  Эти инициативы тоже получали в свое время резко отрицательные заключения делового сообщества и некоторых органов власти. Но все таки почему-то прошли и через правительство, и через Госдуму. 

Послание Федеральному собранию: О чем не сказал президент

Послание, посвященное в основном экономическим проблемам,

Владимир Путин начал с главной политической темы года — присоединения Крыма. Он дал этому событию новое, духовное обоснование, напомнив, что именно здесь крестился князь Владимир, и сделал вывод, что полуостров имеет для России такое же «огромное цивилизационное и сакральное значение», как Храмовая гора в Иерусалиме — для мусульман и иудеев. Затем президент перешел к внешней политике: осудил госпереворот в Киеве, объяснил санкции Запада проводимой «десятилетиями, если не столетиями» политикой сдерживания России и сравнил западных лидеров с Гитлером, который тоже собирался уничтожить Россию.

А вот о внутренней политике на этот раз Путин не сказал почти ничего. Это вполне понятно, уверяет руководитель близкого к Кремлю фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: основные внутриполитические преобразования были реализованы в предыдущие три года и сейчас президентская политическая система работает успешно и качественно. «Есть известная фраза, что политика — это концентрированная экономика, и нынешние экономические вызовы как раз определяют политическую повестку», — согласен экс-начальник кремлевского управления по внутренней политике Константин Костин.

Оппозиция предлагает другую трактовку. Это послание было не для элит, а для зрителей телевизора, убежден депутат Госдумы Дмитрий Гудков: «Раз президент не объявил войну “пятой колонне” и “агентам госдепа”, значит, власть свято верит в свои 82% и чувствует себя в полной безопасности. Но если завтра 82% превратятся в 22%, то начнется закручивание гаек». Внутренней политики не было в послании, потому что ее фактически нет и в стране, считает сопредседатель «РПР-Парнаса» Борис Немцов: «Про выборы ничего не сказано, потому что их нет, они уничтожены как институт. НКО — либо иностранные агенты, либо ручные. Соответственно, нет оснований об этом разговаривать».

Сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц не услышал в послании «главного» — посыла к реформе политической и избирательной системы, без чего нельзя повысить конкурентность в политике. Путин мог бы сказать о необходимости вернуть на выборы избирательные блоки и избирательный залог, полагает член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Илья Шаблинский, хотя слов о том, что «больше не будут переделывать и подделывать протоколы», ждать от него вряд ли стоило. Важное значение имело бы и высказывание о свободе слова в то время, когда фактически введена цензура и люди не могут открыто выражать свое мнение, говорит член СПЧ.

В послании говорилось только о социально ориентированных НКО, а это можно расценивать как демонстрацию того, какие НКО хорошие и кого надо поддерживать, считает директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина. По ее мнению, неупоминание закона об иностранных агентах означает, что политика в отношении их уже определена: «Можно предположить, что прежние слова Путина о национал-предателях, пятой колонне, антинародном мышлении относятся именно к НКО-агентам, т. е. все сигналы уже были посланы».

Эксперты заметили и другие значимые умолчания. Так, ни разу не было произнесено слово «коррупция», подчеркивает Немцов, а значит, «как воровали, так и будут воровать». Ничего не было сказано о Москве и мэре Сергее Собянине, хотя на недавнем форуме ОНФ Путин раскритиковал работу столичных властей, отмечает политолог Михаил Виноградов. Не прозвучало ни слова о Новороссии, зато «русская весна у президента превратилась в крымскую», сожалеет депутат Госдумы от КПРФ Сергей Обухов, хотя «весь год нам говорили о русском мире».

Это наиболее оторванное от реальности послание, Путин отбил у Ленина звание кремлевского мечтателя, резюмирует председатель «Яблока» Сергей Митрохин: «Президент не сказал в своем послании правды — ни о реальном состоянии экономики, ни о реальных причинах краха национальной валюты, ни об отношениях с внешним миром».

Налоговая амнистия появилась в президентском послании благодаря настойчивости Игоря Шувалова

Президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию предложил провести полную амнистию капиталов, если они решат вернуться в Россию. «Именно полную», — сделал акцент президент.

И дал обещание: если человек легализует средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать ни по каким органам, в том числе правоохранительным, не спросят об источниках и способах получения капитала, он не столкнется ни с уголовным, ни с административным преследованием.

На том, чтобы налоговая амнистия появилась в президентском послании, настоял первый зампред правительства Игорь Шувалов, знают два федеральных чиновника: «Он сопровождал эту идею на всех этапах». Представитель Шувалова подтверждает слова чиновника: вице-премьер провел уже несколько совещаний с участием бизнеса и правоохранительных органов. Пункт об амнистии появился в послании в последний момент, знает чиновник, знакомый с процессом подготовки послания.

Другие же чиновники финансово-экономического блока правительства растеряны: непонятно, что понимать под полной амнистией. Сами просили у президента налоговых послаблений, но то, что предложил Путин, даже слишком либерально, признает один из чиновников.

Налоговая амнистия для офшорных капиталов обсуждается в правительстве уже год, но речь всегда шла о том, чтобы прощать именно налоговые нарушения, а не давать индульгенцию от всех грехов.

«Полностью простить не получится: какой-то человек занимался терроризмом, получая за это деньги, вернул их в страну и мы его уже никогда не сможем посадить?» — удивлен чиновник финансово-экономического блока правительства.

Легализацию часто «цепляют паровозом» к налоговым делам, если на средства, полученные в результате уклонения, было что-то приобретено, говорит юрист «Князев и партнеры» Владимир Китсинг. Но легализовать можно также деньги от откровенного криминала, торговли наркотиками, например — от полной амнистии могут выиграть именно такие амнистированные, предупреждает Китсинг. Это должны быть экономические преступления, а не обычный криминал — торговля наркотиками или оружием и т. п., конкретизирует чиновник, участвовавший в подготовке послания.

В Минфине же считают, что речь должна идти только о налоговых, а также валютных нарушениях — на отмывание и другие уголовные составы амнистия не должна распространяться, знает чиновник, близкий к Минфину: «Тотальная амнистия — по сути, легализация любых доходов, в том числе полученных преступным путем». Под валютными нарушениями имеется в виду нарушение законодательства о валютном регулировании, валютном контроле — в части репатриации прибыли компании и информировании об иностранных счетах, продолжает чиновник, все это не обязательно сопряжено с коррупцией или отмыванием. Но отделить состав подпадающих под амнистию правонарушений от других непросто, признает собеседник «Ведомостей», — нужно глубоко погрузиться.

Россия уже проводила амнистию, но исключительно налоговую. Чиновники тогда просили Генпрокуратуру издать внутренний циркуляр о запрете возбуждения налоговых дел, рассуждает чиновник, принимавший участие в подготовке прежней амнистии, но теперь прописывать в циркуляре широкий перечень уголовных статей будет странно.

Вероятно, процедура возврата денег должна быть установлена законом, а Дума должна в постановлении об амнистии указать, какие из преступлений амнистируются, предлагает другой федеральный чиновник. Это даст гарантии, что правоохранители не найдут лазейку: «Не будет претензий к самим возвращенным деньгам — проведут проверку и возбудят уголовное дело по прошлому преступлению».

Все равно в итоге будет действовать принцип «не пойман — не вор», полагает чиновник финансово-экономического блока правительства. Когда человек возвращает капитал на родину, правоохранители не будут особо интересоваться его происхождением, но, если потом обнаружат преступление, найдут, как привлечь амнистированного, ожидает он: «Президент лично ситуацию на местах контролировать не будет».

Владимир Путин пообещал бизнесу свободу, не ухудшать налоговые условия до 2018 г., снизить число проверок

В послании Федеральному собранию Путин пообещал бизнесу поддержку и свободу от давления чиновников: «надзорные каникулы», полную амнистию возвращенных капиталов (см. статью на стр. 01) и мораторий на налоговые изменения. Частную собственность и свободу предпринимательства он назвал базовыми ценностями. Именно таких заявлений ждали чиновники финансово-экономического блока и многие предприниматели. В непростой экономической ситуации нужно дать сигналы, рассуждал федеральный чиновник накануне послания: людям — занимайтесь бизнесом, чиновникам — предприниматель не изгой, а основа экономики. Контроль за госкомпаниями Путин, наоборот, призвал ужесточить. Санкции и снижение цен на нефть нужно использовать для модернизации экономики, говорили чиновники, другого выхода просто нет. Но далеко не все обещания удастся выполнить, скептичен бизнес и экономисты. «Надежды рынка на экономическую повестку дня не оправдались», — пишет экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

Налоговый рай

Путин предложил на четыре года зафиксировать действующие налоговые условия и «к этому вопросу больше не возвращаться». Нагрузка расти не должна, говорит участвовавший в обсуждении послания чиновник, стимулирование не запрещено, если, конечно, у бюджета будет такая возможность.

Президент уже обещал не повышать налоговую нагрузку на несырьевой бизнес до 2018 г. в бюджетном послании в 2012 г., напоминает Вадим Зарипов из «Пепеляев групп». Но налоговое бремя на предпринимателей вопреки обещанию выросло. С 2015 г. налог на дивиденды повышается с 9 до 13%, фискальная нагрузка росла и косвенно, отмечает он: через повышение порога отчислений в ФОМС, введение новых сборов с бизнеса. А для недвижимости выросла налоговая база: имущественные налоги переводятся на кадастровую стоимость объектов.

Мораторий — гарантия стабильности для бизнеса, поддерживает спикер заксобрания Севастополя Алексей Чалый: «Вопрос, в какой степени мораторий будет выдержан». Президент не пояснил, за счет чего будут профинансированы социальные обязательства и рост оборонных расходов, отмечает Орлова, это ставит под сомнение жизнеспособность моратория. Всегда есть возможность для маневра — повысить налоги можно разными способами, признает федеральный чиновник. Потенциальные потери бюджета от падения цен на нефть в следующем году — 1 трлн руб., говорил ранее министр финансов Антон Силуанов. Бюджет в слишком сложной ситуации, резко сократить расходы не удастся, нефть дешевеет, экономика входит в рецессию, а девальвация рубля компенсирует лишь часть потерь и ударит по несырьевому сектору, говорит другой федеральный чиновник.

Резерва для повышения налогов нет, предупреждает Александра Суслина из ЭЭГ: налоговая нагрузка — 34-35% ВВП, что близко к средней нагрузке в странах ОЭСР. В ситуации рецессии нужно жертвовать расходами, предлагает Суслина, налоговый рычаг использовать уже нельзя.

Свобода от проверок

Контроль бизнеса должен стать публичным, избирательным и ограниченным, призвал Путин. Он предложил ввести «надзорные каникулы»: если у предприятия надежная репутация и не было «существенных нареканий» в последние три года, то в следующие три года плановых проверок не будет.

Но воспользоваться каникулами смогут немногие: заниматься бизнесом, не нарушая правил, в России почти невозможно, констатируют эксперты. Маловероятно, что «надзорные каникулы» будут массовыми, уверен владелец крупной компании: «Бизнес всегда виноват». Единственный способ ничего не нарушать — давать взятки, констатирует он. В 2003-2013 гг. принято свыше 180 000 нормативно-правовых актов, приводил данные Минэкономразвития директор Института анализа предприятий и рынков ВШЭ Андрей Яковлев: «Возникла система избыточного и часто противоречивого регулирования, и экономические агенты, предпринимая что-либо, почти гарантированно что-то нарушают». Нормативные документы противоречивы, соблюдать их одновременно невозможно, «что бы ни делал — все равно нарушишь», согласен предприниматель.

Не сказал главного

Риторика подразумевает поддержку бизнеса, одобряет президент «Деловой России» Алексей Репик, нужна мобилизация бизнеса через предсказуемость налоговой политики, корректность контрольно-надзорных функций. Доступ бизнеса к капиталу и технологиям ограничен из-за санкций, нужен новый импульс и инструменты для развития, согласен сотрудник аппарата правительства. Президент дал четкий сигнал: предпринимателям нужна экономическая свобода на всех уровнях, объясняет он, малый и средний бизнес получит поддержку в виде доступа к закупкам госкомпаний и отмены бесконечных проверок, а крупный — налоговую амнистию. Теперь правительству будут даны поручения и оно будет работать над конкретными механизмами, говорит он.

Предложенные меры позитивны для бизнеса, но пока трудно поверить, что они будут реализованы, осторожен депутат Госдумы и основатель компании «Рольф» Сергей Петров. В послании прозвучали слова, которых бизнес ждал последние пять лет, говорит бывший совладелец «Вимм-билль-данна», ныне частный инвестор Давид Якобашвили, теперь все будет зависеть от реализации мер. Одновременно президент, например, пригрозил участникам валютного рынка, говорит Якобашвили, поэтому важно, чтобы сигналы в послании были верно истолкованы. «Изменения могут произойти не от послания, а от реального изменения отношения силовой бюрократии к бизнесу», — согласен Петров, для улучшения бизнес-климата можно было бы просто не подписывать законы о торговых сборах и возбуждении дел без участия налоговых органов. Пенсионные деньги изъяли, ввели налоги на торговый бизнес, негодует топ-менеджер крупной компании: «О каком доверии может идти речь?» От эксцессов в России никто не застрахован, достаточно вспомнить дело «Башнефти», говорит менеджер иностранной компании.

Один из госбанкиров ждал от Путина резкого и однозначного перехода к экономической политике, ставящей интересы бизнеса на первый план, признания неэффективности государства и реформы органов власти. Президент ни слова не сказал о сближении с Западом, сетует владелец крупной компании. Бизнес несет потери из-за сжатия спроса и высокой инфляции, говорит он, компенсировать их можно было бы за счет экспорта, но «с Европой расстались, а с Китаем быстрых прорывов не будет».

Предложения президента были бы восприняты позитивно в обычной ситуации, пишет Орлова, сейчас их недостаточно, чтобы преодолеть масштабные риски.

Путин: госкомпании должны отдавать часть заказа малому и среднему бизнесу

Во время послания Федеральному собранию президент Владимир Путин поручил правительству расширить доступ малого и среднего бизнеса к закупкам госкомпаний. Нужно определить обязательный годовой объем закупок у госкомпаний, призвал президент: «Это [закупки госкомпаний] десятки и сотни миллиардов рублей, которые должны стать источником развития малого и среднего бизнеса».

Сейчас обязательная квота на закупки у малого и среднего бизнеса предусмотрена только для госзакупок (15% всех контрактов). Минэкономразвития предлагает ввести квоты и для госкомпаний. По версии ведомства, 18% их заказа с 2015 г. должно доставаться малому и среднему бизнесу, в том числе 10% — напрямую. Но введение квот второй год блокируют госкомпании. Некоторые из них предлагают сдвинуть сроки на 2016 г., рассказывает член генсовета «Деловой России» Сергей Фахретдинов, но перенос «больно ударит по малому и среднему бизнесу, который сейчас в связи с общей экономической ситуацией и повышением налоговой нагрузки, особенно уязвим».

Малый бизнес был услышан. На совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова в ноябре было решено ввести нормы с 1 июля 2015 г. для госкомпаний с выручкой более 10 млрд руб., а с 2016 г. — для всех остальных, следует из протокола совещания (есть у «Ведомостей»).

Сейчас малый бизнес не выходит на тендеры напрямую, рассказывает замруководителя рабочей группы Агентства стратегических инициатив Юрий Данилов: предприниматели не верят, что смогут конкурировать с крупными подрядчиками. В итоге заказ приходит к тем же малым компаниям, но уже на субподряд, сетует он: маржа минимальна, а иногда и вовсе близка к нулю.

Сейчас рынки сбыта сжимаются вместе с экономикой, констатирует Данилов: в такой ситуации доступ к долгосрочному заказу госкомпаний создаст для малого бизнеса необходимую стабильность.

Путин призвал ввести мораторий на изменение налоговой нагрузки

Президент Владимир Путин предложил на ближайшие четыре года зафиксировать действующие налоговые условия и «больше к этому вопросу не возвращаться». Уже принятые решения по облегчению налогового бремени необходимо реализовать, призвал президент. В частности, двухлетние налоговые каникулы для вновь созданных индивидуальных предпринимателей и освобождение от налогов новых производств.

Президент уже обещал не повышать налоговую нагрузку на несырьевой бизнес до 2018 г. в своем бюджетном послании в 2012 г., напоминает Вадим Зарипов из «Пепеляев групп». Но налоговое бремя на предпринимателей, тем не менее, росло. Например с 2015 г. налог на дивиденды повышается с 9 до 13%, говорит Зарипов. Фискальная нагрузка росла и косвенно, отмечает он: через повышение порога отчислений в ФОМС, введение новых сборов с бизнеса. Помимо этого произошло и увеличение налоговой базы, рассказывает Зарипов: имущественные налоги переводятся на кадастровую стоимость объектов. Такие возможности косвенного увеличения сохраняются, политика увеличения фискального бремени скорее всего продолжится, предупреждает он.

Общероссийская налоговая нагрузка составляет 34-35% ВВП, подсчитывает Александра Суслина из Экономической экспертной группы, на ненефтегазовую экономику — ниже 30%. Показатели близки к средней нагрузке в странах ОЭСР (35-37%), отмечает она. Но резерва для повышения налогов нет, говорит Суслина: на компании приходится большая часть нагрузки, ее увеличение «убьет стимулы к инвестициям». А если вырастет нагрузка на граждан, то снизится внутреннее потребление, предупреждает она, и это напрямую отразится на экономическом росте. В ситуации, когда в 2015 г. Минэкономразвития ожидает рецессию, нужно жертвовать расходами или наращивать заимствования, предлагает Суслина, налоговый рычаг использовать уже нельзя.

Ставки по кредитам достигают 22%, а средняя рентабельность бизнеса составляет лишь 15%, указывает член генсовета «Деловой России» Сергей Фахретдинов: бизнесу сейчас крайне сложно находить средства для инвестиций. «В таких условиях добивать малый и средний бизнес непредсказуемой налоговой политикой — харакири для российской экономики», — предупреждает он.

Налоговый вычет за образование и лечение оформят на работе

С 2015 года в России могут изменить систему получения социальных налоговых вычетов по плате за обучение и медицинские услуги. Россиян освободят от заполнения декларации по налогу на доход, а чтобы получить от государства "скидку", которая полагается по закону, нужно будет подать простое заявление в налоговую службу и обратиться к новому звену в этой цепочке - работодателю, который разберется с более сложными бумагами.

С таким предложением в

5 декабря 2014