Ежедневный мониторинг законодательства


Подпишитесь на рассылку сайта

Нужно создавать новые рынки сбыта для малого бизнеса

24 ноября в Москве состоялась III ежегодная конференция «100 шагов к благоприятному инвестиционному климату». В конференции приняли участие руководители органов власти, федеральных ведомственных управлений, общественных и коммерческих организаций, глав субъектов РФ.

В рамках пленарного заседания, модератором которого выступил Андрей Шаронов, ректор Московской школы управления «Сколково», участники обсудили реализацию основных инициатив предпринимательского сообщества, приоритеты федеральной и региональной власти и бизнеса по ключевым направлениям экономического развития, а также предложения по конкретным шагам для развития предпринимательства в стране на ближайшую перспективу (2015-2016 годы).

Открывая заседание, Андрей Шаронов отметил значимость Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в регионах. «Позиции России растут во всех мировых рейтингах, измеряющих деловую среду, однако национальный рейтинг наиболее глубоко и четко дает картину состояния инвестиционного климата в стране», - считает он.

Продолжил тему заместитель Министра экономического развития Российской Федерации Станислав Воскресенский: «Для того чтобы МСБ занимал лидирующие позиции в рейтингах, коллегам, которые занимаются государственным управлением, необходимо установить чёткие цели. На мой взгляд, таких измеримых целей может быть две - это темпы прироста частных инвестиций и рост доли занятых в малом бизнесе», - подчеркнул он.

Мнение предпринимательского сообщества представила тройка лидеров деловых общественных организаций «ОПОРЫ РОССИИ», РСПП и «Деловой России».

Так, Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин  считает, что в условиях нестабильной экономической ситуации необходимо создавать новые рынки сбыта, а также перераспределять некоторые рынки в пользу малого и среднего бизнеса. В качестве примера он привел 223-ФЗ закон о закупках государственных корпораций и естественных монополий. Александр Калинин напомнил, что им предусмотрено постановление Правительства, которое создаёт преференции отечественным производителям в сфере закупок госкорпораций. «Госкорпорации и естественные монополии у нас ежегодно закупают на 12 триллионов рублей. Если даже пойти по пути Федерального закона № 44 [«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»], а там квоты установлены в 15 процентов, то мы можем получить 2- 3 триллиона рублей в год, которые малый и средний бизнес может получить с этого рынка», - заявил глава «ОПОРЫ».

Президент РСПП Александр Шохин в своем выступлении остановился на необходимости стабильности фискальной и налоговой нагрузки и отметил целесообразность зафиксировать данный тезис в послании Президента России Федеральному Собранию РФ. Также он отметил необходимость определиться с площадкой для дискуссий по стратегическим решениям, поскольку, в отличие от правительственных законопроектов, проекты, представленные депутатами, не проходят формализованной экспертизы.  «Необходимо ввести обязательность процедуры оценки регулирующего воздействия для всех проектов нормативных правовых актов, затрагивающих бизнес», - предложил глава РСПП.

Президент «Деловой России» Алексей Репик подробно остановился на вопросах совершенствования контрольно-надзорной деятельности и необходимости снижения барьеров для бизнеса. Ключевыми точками для улучшения инвестиционного климата, по мнению Репика, должно стать повышение производительности труда и диверсификация российской экономики. Особую роль в этих процессах должны сыграть дуальная модель образования и совершенствование профессиональных стандартов на основании «Атласа новых профессий». 

Кроме того, участники пленарного заседания затронули и тему комфортности условий для иностранных инвесторов в России. Управляющий партнер компании EY по России Александр Ивлев рассказал о том, что иностранные инвесторы готовы оставаться в нашей стране, однако, с учетом нынешней экономической ситуации, вынуждены пересматривать свои инвестиционные планы. «Иностранный бизнес указывает на две темы, которые они хотят видеть у нас в России. Прежде всего, это предсказуемость: они должны четко понимать правила игры и видеть перспективу на 5-10 лет, чтобы возможно было выстроить свой бизнес-план, свои бизнес-процессы абсолютно в любых условиях. Они должны знать, что в течение 5-10 лет не будет происходить никаких изменений, а их права будут соблюдаться», - резюмировал он.

Собственным опытом формирования комфортной бизнес-среды в регионе поделился Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов.  Особое внимание он уделил новому документу — Стандарту деятельности по обеспечению благоприятного делового климата. В данной системе предусмотрена реакция на случаи ущемления интересов и прав представителей малого бизнеса со стороны муниципальных властей. «Планируется сформировать реестр должностей, которые контактируют с предпринимателями и могут нанести своими решениями ущерб проекту, а также будет повышена роль общественных объединений предпринимателей», - рассказал глава региона

В ходе пленарного заседания состоялся интерактивный опрос на тему: «Какие направления в регуляторной политике Вы считаете наиболее актуальными для улучшения делового климата в 2015-2016 гг?».. Топ-3 ответов выглядит так:

30,6% – доступность кредитных и финансовых ресурсов,

19,2% – стабильность налоговой (фискальной) нагрузки на бизнес,

11,9% – прекращение вмешательства силовиков в законную деятельность хозяйствующих субъектов.

Комментируя полученные результаты опроса, помощник президента Андрей Белоусов сообщил, что  власти РФ в текущей ситуации разработали ряд финансовых инструментов, которые должны частично компенсировать недостаток финансовых ресурсов. По его словам, ставка по кредиту в рамках механизма проектного финансирования для конечного заемщика может быть пересмотрена в сторону уменьшения в связи с ростом ключевой ставки ЦБ. 

Также в рамках Конференции состоялись круглые столы по ключевым для предпринимательского сообщества темам - малый бизнес и последние налоговые инициативы, комплексная система сопровождения инвестора, реформа контрольно-надзорных функций, вопросы оценочной и кадастровой деятельности, «атлас муниципальных практик», контрольные закупки как инструмент мониторинга хода реализации дорожных карт.

Минстрой: 10-15% управляющих компаний покинут рынок ЖКХ

В следующем году около 10-15% управляющих компаний уйдут с рынка ЖКХ, так как не смогут пройти лицензирование, прогнозирует министр строительства Михаил Мень. Но это оценка министерства, уточнил он, сами УК о намерении прекратить работу не говорили.

УК должны получить лицензии до середины марта 2015 г., а с 1 мая жилищные инспекции смогут отстранять их от управления домом после двух административных нарушений, доказанных в суде. Если УК лишится права управлять 15% домов, то потеряет и лицензию, а ее руководитель будет дисквалифицирован.

По данным Минстроя, сейчас в России работают 16 000 УК, которые обслуживают 2,4 млн многоквартирных домов. 15% из них — государственные, остальные — частные компании. Оборот рынка превышает 500 млрд руб. в год. Средняя доходность управляющих компаний — 8-13% в год.

Минстрой рассчитывает, что лицензирование сделает коммунальную отрасль прозрачной и привлекательной для инвесторов. Сейчас конкуренции практически нет, новой организации очень сложно зайти на рынок, а после введения лицензирования часть компаний уйдет и рынок активизируется, надеется замминистра строительства Андрей Чибис. Оптимизация работы УК приведет к снижению квартплаты и до 2019 г. рост тарифов не будет превышать инфляцию, говорит он.

Расширение полномочий инспекторов может стимулировать коррупцию, считает юрисконсульт Института экономики города Дмитрий Гордеев: «Если раньше работа жилищной инспекции вызывала нарекания, то почему после расширения их полномочий ситуация изменится?» Избежать этих проблем можно с помощью контроля собственников, считает Мень. Теоретически жильцы могут наложить вето на решение инспекции, если довольны своей УК, но это очень сложная процедура, скептичен Гордеев: «Нужно провести собрание, а людей сложно активизировать. Единичные случаи будут, но массовые — маловероятно».

Налоговые каникулы станут для бизнеса спасательным кругом

В ближайшее время правительство РФ рассмотрит законопроект, который предусматривает наделение регионов полномочиями предоставлять двухлетние налоговые каникулы вновь созданным предприятиям, которые в течение двух лет после создания перешли на патентную или упрощенную систему налогообложения.

Идея таких каникул очень позитивна. На заседаниях комитетов ТПП РФ мы поднимали ее еще 6-7 лет назад, и в течение этого периода тема время от времени всплывала. Период становления - самый сложный для любого предприятия. В России это усугубляется еще и тем, что у нас, в отличие от многих стран, чаще всего отсутствует практика предварительной господготовки и обучения будущего бизнесмена. Многие предприниматели принимают решение о создании своего дела почти спонтанно. А потом приходится сталкиваться, например, с бухучетом. И хотя сейчас минфин активно ведет работу над его упрощением, он остается достаточно сложным.

Те же проблемы и с многоступенчатым налоговым учетом. Когда предприниматель сталкивается с этим, он вынужден либо найти дорогого специалиста, либо уйти в тень, либо закрыть бизнес. Налоговые каникулы могли бы стать тем спасительным кругом, который многих, особенно молодых предпринимателей, удержит на плаву.

Эта идея была бы исключительно положительной, если бы ее реализацию не отдали на муниципальный уровень. Муниципалитетам катастрофически не хватает денег, и немногие из них откажутся от поступлений в и без того небольшой бюджет. Убеждена, что законопроект должен быть принят на федеральном уровне.

Не стоит видеть в каждом бизнесмене потенциального злоумышленника

Возможно, налоговые каникулы могут стать лазейкой для фирм, которые будут регулярно перерегистрироваться, создавая видимость "нового предприятия". Однако это именно та ситуация, когда не нужно делить мир только на черное и белое. Не стоит видеть в каждом бизнесмене потенциального злоумышленника. При этом должны работать механизмы, позволяющие предотвращать злоупотребления и их последствия. В противном случае мы и мошенников не остановим, и нормальным предпринимателям не дадим встать на ноги.

В рамках законопроекта есть еще одна позитивная инициатива - возможность использования патентной системы для самозанятых лиц, поскольку эта группа вступает в оптимальные фискальные взаимоотношения с государством. Гораздо больше людей предпочтет стать нормальными налогоплательщиками, чем продолжать прятаться от налоговиков и жить под постоянной угрозой штрафа.

Патенты существуют уже давно. Но проблема в том, что каждый регион самостоятельно решает, по каким видам деятельности он разрешает патентование, а по каким - нет. И существующая система "заточена" под конкретных губернаторов. Недостаточно просто захотеть реализовать свою бизнес-идею. Для получения патента нужно получить одобрение руководства региона на свой вид деятельности.

Другая сторона - боязнь, что крупные бизнесмены под видом самозанятости попытаются уйти от налогов. Действительно, такие прецеденты появлялись на заре создания патентной системы. Однако на фоне единичных злоупотреблений не должна пропадать выгода простых людей, которые просто хотят зарабатывать деньги своим умением и при этом находиться в законодательном поле.

За саморегулируемыми организациями в России будет усилен контроль

Национальные объединения саморегулируемых организаций (СРО) будут принимать все документы от создаваемых СРО и рекомендовать их Ростехнадзору для включения в государственный реестр.

Также нацобъединения должны будут вести единый реестр членов таких организаций.

Соответствующие изменения прописаны в федеральном законе, который направлен на совершенствование системы саморегулирования в строительстве.

Ростехнадзор, в свою очередь, получает право проводить плановые проверки саморегулируемых организаций, а Минстрой - проверки нацобъединений.

Документ также вводит и дополнительные основания для исключения СРО из реестра. Среди них, например, предоставление ими недостоверных сведений о своем адресе. При этом Ростехнадзор будет иметь право внесудебного исключения саморегулируемой организации из государственного реестра при наличии соответствующего заключения нацобъединения СРО.

По мнению экспертов, опрошенных "РГ", этот закон позволит скоординировать действия власти и профессионального сообщества по совершенствованию механизмов защиты от недобросовестного предпринимательства. Важным является и факт формирования открытых информационных ресурсов, в рамках которых будет проходить это взаимодействие.

Напомним, недавно на прошедшем в Москве съезде НОСТРОЙ, где общались представители строительных СРО, глава Минстроя Михаил Мень прямо заявил: "для нас очень важно, чтобы институт саморегулирования состоялся. Но если этого не произойдет, мы вынуждены будем поставить вопрос перед руководством страны о возвращении к системе лицензирования, как этого уже произошло в сфере управления многоквартирными домами".

Президент дополнил Налоговый кодекс "антиофшорной" главой

Президент Владимир Путин подписал так называемый антиофшорный закон, обязывающий налогоплательщиков сообщать об участии в иностранных компаниях, передает ТАСС.

Закон дополнит Налоговый кодекс новой главой, которая предусматривает создание механизма налогообложения прибыли офшорных компаний. Вводятся новые понятия "контролируемая иностранная компания" и "контролирующее лицо", которое обязано предоставлять налоговую декларацию.

Кроме того, закон предусматривает изменения порядка начисления и уплаты налога на прибыль организаций, при этом для определения налоговой базы будет учитываться прибыль контролируемой иностранной компании. Также документ устанавливает условия для признания иностранных фирм налоговыми резидентами РФ.

Госорганам запретят повторно запрашивать у бизнеса информацию при проверках

Чиновникам при проверках бизнеса будет запрещено запрашивать информацию, уже имеющуюся у госорганов, а также размещенную в государственных информационных системах. Соответствующий проект Минэкономики вчера поддержала комиссия правительства по законопроектной деятельности. Эксперты полагают, что это поможет снизить бюрократическую нагрузку на бизнес, усложнит сокрытие каких-либо документов, но не устранит основные административные барьеры.

Правительственная комиссия по законопроектной деятельности вчера одобрила законопроект, запрещающий повторное истребование документов при проведении проверок. Поправки к закону "О защите прав юрлиц и ИП при осуществлении госконтроля" подготовлены Минэкономики в рамках реализации "дорожной карты" "Повышение качества регуляторной среды для бизнеса", утвержденной в июле 2013 года.

Госорганы не смогут требовать от компаний и ИП как предоставления информации, которая отражена в государственных информационных системах, реестрах и регистрах, так и документов, которые уже есть в распоряжении проверяющего и других ведомств. Исключением станут такие документы, как паспорт, первичные статистические данные, учредительные документы, бумаги на недвижимость, если они претерпели изменения. Для обмена имеющимися данными госорганам следует воспользоваться электронной системой межведомственного взаимодействия. По мнению разработчиков проекта, подобные ограничения полномочий госорганов помогут уменьшить административные издержки предпринимательского сообщества.

Поправки облегчат жизнь бизнесу, признает юрист московской коллегии адвокатов "Николаев и партнеры" Анна Жучкова: компании и ИП порой даже в один и тот же орган направляют множество бумаг практически идентичного содержания. Одновременно и скрыть какую-либо информацию будет сложнее, особенно если госорганы наладят эффективную коммуникацию, добавляет юрист. Руководитель центра экспертизы и аналитики проблем предпринимательства "Опоры России" Иван Ефременков отмечает, что сейчас предприниматели вынуждены иметь при себе все документы, которые только могут запросить проверяющие. Поправки избавляют от этого. Однако существенно административно-финансовая нагрузка на бизнес не снизится, говорит он: проект не решает ключевую проблему — избыточность профильных требований, например, технических или безопасности.

Впрочем, это не единственная инициатива, направленная на улучшение жизни предпринимателей. Так, 23 сентября Госдума одобрила в первом чтении проект об исключении избыточных требований при оказании госуслуг, предусматривающий обязанность госорганов самостоятельно запрашивать сведения из ЕГРЮЛ. Также 18 ноября депутаты поддержали в первом чтении правительственный проект об отмене для граждан и компаний ограничений на использование электронных документов при взаимодействии с госорганами. Ожидают рассмотрения в парламенте законопроекты об отмене обязательности круглой печати для компаний, а также о создании единого реестра проверок юрлиц и ИП. Кроме того, комиссия по законопроектной деятельности вчера одобрила поправки, детализирующие использование компаниями типовых уставов. Упрощение процедур госрегулирования должно помочь России войти в 20 стран мира с наилучшими условиями для ведения бизнеса, надеются чиновники.

"Проверяем налогоплательщиков точечно"

Заместитель руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС) РФ СЕРГЕЙ АРАКЕЛОВ в интервью "Ъ" подвел итоги программы внедрения внесудебных процедур урегулирования споров с налогоплательщиками.

— Президент подписал закон о введении в РФ института налогового мониторинга. Это завершающий этап развития примирительных процедур в налоговой системе?

— Да. У нас была концепция по внедрению досудебных способов урегулирования споров. И вот сейчас можно говорить об уникальном опыте реализации этого проекта. Мы ввели процедуры внутреннего пересмотра по всем спорам — как по налоговым, так и по вопросам регистрации. Внедрили режим налогового мониторинга и механизм мировых соглашений в налоговой сфере. На сегодняшний день весь комплекс мер нами реализован.

— Какова была конечная цель изменений?

— Улучшение качества администрирования, снижение количества споров и повышение определенности в применении норм налогового законодательства. Ведь добросовестный налогоплательщик хочет правильно платить налоги и меньше конфликтовать с налоговой службой, но не всегда знает нашу позицию. Поэтому нужно рассказать, как правильно платить налоги и уменьшить количество споров с налогоплательщиками.

— Судя по статистике, налогоплательщики спорят со службой меньше, чем раньше, во всяком случае в судах.

— В прежние годы налоговая служба участвовала в большом количестве судебных споров, которые были результатом не всегда качественных решений. Суды фактически были перегружены всей этой рутиной. Психология как налоговой службы, так и плательщиков была такой: давайте доведем все разногласия до суда, и пускай суд все решает. Тогда было решено активнее развивать примирительные процедуры, внедрять механизмы внутреннего пересмотра решений. Изменение ситуации началось с вступления в силу в 2009 году закона о досудебном урегулировании споров. Изначально он распространялся только на решения по камеральным и выездным проверкам. Было невероятно сложно менять психологию наших сотрудников — убедить их не бояться самостоятельно отменять неправильные решения территориальных налоговых органов. Сейчас виден результат: за эти годы количество жалоб сократилось на треть, количество судебных споров — в два раза.

— После появления досудебного порядка многие эксперты говорили, что он станет формальной процедурой, лишь затягивающей срок судебных разбирательств.

— Да, многие считали, что мы создали формальный механизм, который ни к чему не приведет, и что все равно итогом обжалования будет суд. Крупный бизнес говорил, что налоговая самостоятельно никогда не будет отменять крупные начисления. Но уже с 2010-2011 годов мы увидели качественное и объективное рассмотрение жалоб. Мы отменяли более 40% решений нижестоящих органов. Служба пересматривала около 50% сумм начислений по крупному бизнесу. Это существенно. Мы увидели, что этот механизм работает, после чего и приняли решение распространить механизм досудебного урегулирования на все споры. И с этого года такой закон работает.

— Какие категории споров добавились?

— Помимо проверок мы распространили досудебное обжалование на действия и бездействие налоговых органов. Это жалобы на требования, уведомления, несвоевременный возврат налогов, процессуальные моменты, включая регистрацию юридических лиц. Мы целенаправленно брали на себя нагрузку по таким спорам. Они несложные, и по ним важно быстро устранить нарушение прав. По материалам таких жалоб мы стараемся устранить в будущем случаи ошибок в каждой инспекции.

— Большое количество отмен решений территориальных органов кажется неоднозначным показателем. Получается, что налоговики на местах часто ошибаются?

— Внутри системы в любом случае возникают спорные вопросы. Задача механизма внутреннего пересмотра заключается в том, чтобы оперативно на это реагировать. То есть не заводить гражданина или организацию в суды на долгий срок, а быстро, если налоговая неправа, пересмотреть решение. Решения, которые мы выносим, мы размещаем на нашем сайте. Сегодня мы открыты и публичны. В результате единого подхода происходит унификация правовых позиций. Так, пересмотром мы контролируем качество решений конкретных налоговых органов. А если видим, что мы отменяем, а в инспекции ничего не меняется, то это, безусловно, негативный показатель для этого территориального подразделения.

— Наказываете?

— Безусловно, наказываем. Если бы мы этого не делали, у нас эффективно механизм не работал. Выносятся дисциплинарные взыскания — вплоть до увольнения. И более того, мы видим повышение качества нашей работы.

— А что происходит в судах с вашими решениями?

— Это очень важно. Произошел серьезный переход от количества к качеству. И статистика по судам это подтверждает. Когда мы начинали досудебный порядок, по суммам в судах выигрывали около 40%. Сегодня в судах в пользу бюджета рассматривается около 80% оспариваемых налогоплательщиками сумм. Рост произошел как раз из-за того, что мы все вопросы, не имеющие судебной перспективы, пересматривали самостоятельно. До суда доходят только важные методологические споры и споры с недобросовестными налогоплательщиками. И это правильно. Знаете, прогрессивный международный опыт показывает, что в некоторых странах показатель споров, которые дошли до суда, составляет не более 10%.

— Вы сказали о заключении мировых соглашений с налогоплательщиками?

— Да, и по ним тоже было много дискуссий. В частности, о том, может ли государственный орган заключать с налогоплательщиком мировые соглашения.

— Речь шла о возможности нанесения ущерба бюджету?

— В том числе. И не все было понятно с точки зрения права — возможны такие соглашения или нет. Долгое время была позиция пройти все инстанции, идти до конца и ни в коем случае не уступать налогоплательщику. Мы тогда поставили этот вопрос перед Высшим арбитражным судом (ВАС), чем вызвали определенный фурор: никто от нас этого не ждал. ВАС признал, что мировые соглашения возможны. На сегодня у нас заключено уже более 40 мировых соглашений. Заключаются они на всех этапах. Первое мы заключили на этапе рассмотрения вопроса президиумом ВАС, далее пошли соглашения на стадиях первой инстанции, апелляции, кассации. Если мы видим, что нет оснований, уже нет установки идти до конца.

— Какого рода споры завершаются миром?

— Это могут быть споры методологического характера, споры применения нормы, могут быть ситуации, когда поменялась практика правоприменения. Для того чтобы была единообразная политика и практика, все мировые соглашения согласуются на уровне центрального аппарата.

— Одна из последних новаций администрирования — включение в Налоговый кодекс механизма налогового мониторинга?

— Да. Фактически это новая модель взаимодействия налоговых органов с налогоплательщиками, которая строится на принципах открытости и доверия. В мире этот подход также называют расширенным информационным взаимодействием (горизонтальный мониторинг). Смысл механизма состоит в том, что еще до подачи декларации у налогоплательщика появляется возможность прояснить все спорные вопросы с налоговым органом по налогообложению сделок, операций. То есть возникает определенность, компания фактически может обезопасить себя от рисков в виде проверок. Взамен она предоставляет налоговому органу в режиме онлайн доступ к данным своего налогового и бухгалтерского учета.

Если честно, сначала не очень верилось, что кто-то готов открываться. Не было уверенности, будет ли это работать. Тогда решили сделать пилотный проект: взяли пять компаний — те, что были готовы к этому. Это "Интер РАО", "РусГидро", МТС, EY и "Северсталь". Два года мы работаем с этими компаниями в этом режиме. Мы видим, что он эффективен. К примеру, по одной из компаний "пятерки" количество споров у нас снизилось в пять раз. За год мы ответили более чем на 50 запросов компаний по вопросам налогообложения, провели больше 60 встреч с ними. Основной объем данных идет в электронном виде, объем передачи документов на бумаге сократился в разы. Но самое главное не это. Это новый уровень взаимоотношений с налогоплательщиками. Мы работаем в режиме диалога, помогая свести к минимуму вопросы и споры между нами.

— ФНС уверена, что получит полный доступ к документации компаний?

— В ходе мониторинга мы в режиме онлайн постоянно смотрим за отражением данных в учете, правильностью исчисления и уплаты налогов. Согласно закону, если компания предоставит недостоверную информацию, мы всегда можем включить режим контроля в форме налоговых проверок. Но мне кажется, здесь очень важным является доверительный момент. Если компании нам что-то не предоставят и мы потом это выявим, вступит в силу механизм санкций, дальнейших проверок. И сложно будет вновь восстанавливать доверие. Серьезная публичная компания не заинтересована в этом.

— Какие компании смогут воспользоваться режимом?

— Установлены критерии для входа в этот режим — это уплата налогов 300 млн руб. в год, выручка 3 млрд руб. и активы 3 млрд руб. В целом в законе закреплен механизм налогового мониторинга, как он известен в мировой практике. Плательщиком составляется регламент, закрепляющий порядок доступа к его отчетности. По запросу налогоплательщика мы предоставляем мотивированное мнение по тому или иному вопросу. Или самостоятельно выявляем тему, которую необходимо отразить. Он, в свою очередь, если согласен, вносит изменения в декларацию. Если нет, вступает в действие процедура согласительных процедур. Мы ее специально проводим на уровне ФНС, выслушиваем обе стороны. Это возможность совместно вырабатывать единые правовые позиции. Соглашение о мониторинге заключается на год, потом оно может продлеваться, и за этот период налоговые проверки, как выездные, так и камеральные, не проводятся.

— Есть ли сейчас желающие подключиться к мониторингу?

— По нашим оценкам, максимально под него может попасть около 2 тыс. плательщиков, соответствующих названным критериям. Понятно, что многие пока не готовы к новым методам администрирования. Но мы уже видим около 30 компаний, которые хотели бы перейти на этот режим взаимодействия. Верим, что компаний, готовых на открытые отношения, будет больше.

— Когда налогоплательщики должны принять решение о присоединении к новому механизму?

— До июля 2015 года плательщик может заявиться. Повторю, что идеи распространить этот механизм на всех не было, все-таки налоговый мониторинг касается сложных в применении вопросов и в основном предназначен для крупного бизнеса с выстроенной системой внутреннего учета за соблюдением законодательства. Но, с другой стороны, если мы увидим эффективность мер, в дальнейшем критерии доступа можно скорректировать. К примеру, в Голландии в мониторинге участвует и средний, и даже малый бизнес — несколько десятков тысяч компаний.

— С учетом всех новых механизмов как меняется подход ФНС к налоговым проверкам?

— Мы снижаем уровень налогового контроля в отношении добросовестного бизнеса, но увеличиваем его в отношении недобросовестного. Но это не тотальные проверки. Совсем нет. Напротив, каждый год количество проверок снижается где-то на 30%. Мы начали внедрять систему моделирования поведения налогоплательщиков, когда в определенной отрасли выбираются компании с максимальными зонами риска, а после проверки проводится широкое освещение результатов для компаний этой отрасли. Так мы создаем волновой эффект, компании сами корректируют свои обязательства. Не нужно проводить полномасштабные проверки отрасли. При отборе налогоплательщиков для проверок применяется риск-ориентированный подход. Это значит, инспектор должен знать, куда он выходит и кого проверяет. Проверяем налогоплательщиков точечно. В частности, пристально смотрим на вопросы создания схем, в том числе с операциями через офшоры, получения необоснованной налоговой выгоды. И контролируем проверки от начала и до взыскания сумм в бюджет, используя все механизмы, в том числе и взыскание с зависимых компаний, если плательщик скрывает активы.

— Бывают случаи взыскания налогов с зависимых компаний?

— Раньше мы часто сталкивались с ситуацией, когда служба провела проверку, решение вступило в силу, но плательщик выводит активы на другую компанию в целях неуплаты налога, фактически продолжая свою деятельность. Ведь формально создано новое юридическое лицо, которое не отвечает за предыдущее. В Налоговом кодексе механизма противодействия этому не было. Год назад мы провели норму, которая позволяет взыскивать налоги в такой ситуации с зависимых компаний. Сейчас суды нас поддержали, механизм действенный, и мы будем применять эту практику к недобросовестным компаниям.

— Какие еще законодательные инициативы есть у ФНС в отношении недобросовестных плательщиков?

— Мы выступили с инициативой закрепить на уровне закона запрет злоупотребления налогоплательщиками своими правами. По большому счету Налоговый кодекс написан для добросовестного налогоплательщика. Когда "добросовестности" нет, мы работаем в рамках 53-го постановления Высшего арбитражного суда по необоснованной налоговой выгоде. То есть, вынося решение по результатам проверок, мы ссылаемся фактически не на нормы закона, а на судебный акт. Безусловно, нормы о злоупотреблении правом должны быть закреплены законодательным актом. Это не должны быть пошаговые инструкции, как доказать получение необоснованной выгоды, но необходимо закрепить общие принципы запрета злоупотребления налогоплательщиком правом. Если лицо злоупотребляет правами, то оно, конечно же, должно быть ограничено в использовании льгот, выгод, преференций. Такие нормы есть во многих зарубежных странах.

— То есть у ФНС различные подходы к добросовестным налогоплательщикам и недобросовестным?

— Так и должно быть. Внесудебные механизмы урегулирования споров, концепция расширенного взаимодействия — это снижение уровня контроля за добросовестными плательщиками. Это высвобождает трудовые ресурсы, и мы можем переключиться на плательщиков, находящихся в зоне риска. И здесь уже использовать все законные механизмы для защиты интересов бюджета.

— Программа внедрения внесудебных процедур завершена. Есть ли у ФНС в планах еще новации?

— Действительно, большинство планов по части досудебных процедур мы реализовали. Но есть еще тема, к которой мы планируем подойти в последующем,— это налоговая медиация. Это тоже очень сложная история — подключать к рассмотрению спорных вопросов лицо, которому бы доверяли обе стороны: государство в лице налоговых органов и налогоплательщик. Понятно, что найти независимое и обладающее профессиональными знаниями лицо, которому доверяли бы обе стороны, очень сложно. Мне кажется, что медиаторами как вариант могли бы стать судьи в отставке или представители научного сообщества — специалисты в той или иной области. Сам механизм интересный, используется во многих странах. С помощью налоговой медиации можно разрешать наиболее сложные споры, требующие специальных знаний. Но необходимо взвесить, насколько гармонично этот механизм может быть интегрирован в нашу налоговую систему. А вообще, как показал наш опыт, внедрение альтернативных методов разрешения споров является эффективным и приводит к улучшению администрирования и снижению конфликтности.

Банки стали вдвое несговорчивее с заемщиками

Банки стали гораздо неохотнее договариваться с заемщиками о реструктуризации кредита, то есть стало сложнее переодолжить у банка. Если в 2013 году эт

26 ноября 2014