Ежедневный обзор законодательства


Подпишитесь на рассылку сайта

Минфин пытается спасти накопительную пенсионную систему

Минфин пытается уберечь накопительную пенсионную систему от ликвидации, обещанной социальным вице-премьером Ольгой Голодец. Признав изъятие более 1 трлн руб. накоплений за 2014-2015 гг., ведомство пытается сохранить остальное. Минфин подготовил законопроект(размещен для экспертизы на портале regulation.gov.ru), который ограничивает период изъятия накоплений граждан 2014-2015 гг. После этого накопительная система должна работать, как прежде.

«Необходимо оформить в законопроект новые изменения в накопительной системе, которые в августе были озвучены правительством», — объясняет замминистра финансов Алексей Моисеев: документ фиксирует повторное изъятие накоплений, но после 2015 г. «система сохраняется в формате обязательного пенсионного страхования».

Проект Минфина также обязывает уже в следующем году передать в частные фонды то, что им «причитается». Это более 500 млрд руб.: остатки накопительных взносов за вторую половину 2013 г., а также средства бывших молчунов, которые фонды привлекли до начала всех мораториев, говорит Моисеев.

Эти деньги правительство заморозило в конце 2013 г., пообещав передать фондам после их вступления в систему гарантирования. Большинство НПФ, которые привлекли более 80% накоплений, завершают вступление в эту систему — их начал проверять Центробанк.

По словам Моисеева, проект подготовлен по поручению правительства и пока не согласован, но закон должен быть принят в этом году.

Социальный блок не возражает против передачи НПФ остатков взносов за 2013 г. — это изначально планировалось, заявил представитель Голодец, но ограничение срока изъятия накопительных взносов 2014-2015 гг. либо отмена обязательной накопительной системы в принципе — «вопрос дальнейших обсуждений».

Это первый официальный документ — до этого людям и бизнесу приходилось ориентироваться на противоречивые заявления чиновников. Решение о повторном изъятии накопительных пенсий в 2015 г. было объявлено месяц назад и стало неожиданностью не только для участников рынка, но и для некоторых министров.

О существовании такого «решения правительства» 5 августа заявил министр труда Максим Топилин, хотя против этого категорически выступили министры финансово-экономического блока и ЦБ. Спустя несколько дней Голодец заявила о целесообразности полной отмены накоплений в рамках государственного страхования и переходе на добровольные накопительные программы. В конце августа Голодец пообещала, что решение о ликвидации накопительных пенсий правительство может принять уже в сентябре.

Под вопросом оказалась судьба и того, что уже накоплено в частных фондах, — 1,1 трлн руб., которые граждане в течение 10 лет передавали в НПФ. Чтобы не допустить изъятия в пользу бюджета и этих денег, Минфин предложил участникам рынка подумать о смене статуса этих средств и де-факто приватизации накоплений.

Сейчас появление такого проекта Минфина — это тоже «элемент аппаратной борьбы» между социальным и экономическим блоками, уверен замдиректора ИМЭМО РАН Евгений Гонтмахер (в 1997-2003 гг. — начальник департамента социального развития аппарата правительства). «Чаша весов колеблется, шансы финансово-экономического блока [на сохранение накоплений] велики, иначе бы такой документ не появился», — считает он, добавляя, что арбитрами будут президент Владимир Путин и премьер Дмитрий Медведев и они будут принимать решение, вероятно, до конца сентября — это важно для подготовки трехлетнего бюджета.

Сейчас решение принято лишь об изъятии накоплений в 2015 г., говорил Медведев в интервью «Ведомостям».

«Если законопроект Минфина будет принят в предложенной форме, это стабилизирует настроение участников пенсионного рынка и застрахованных, — уверен гендиректор консалтинговой компании “Пенсионный партнер” Сергей Околеснов. — Когда нет понимания, сохранится ли накопительная пенсия в принципе, участники рынка и инвесторы не уверены в целесообразности привлечения застрахованных, а сами застрахованные — в том, следует ли им вообще заботиться о своих накоплениях».

«Перевод денег [зависших 500 млрд руб.] в НПФ послужит важным сигналом о готовности правительства сохранить накопительную часть пенсии», — полагает он.

Минэкономразвития хочет по-новому распределять субсидии на поддержку малого бизнеса

Для Минэкономразвития KPMG подготовила исследование об изменении системы субсидий малому и среднему предпринимательству из федерального бюджета. Это следует из ответа представителя министерства.

По числу малых и средних предприятий Россия не отстает от развитых стран — на 1000 человек 33 небольшие компании, говорится в исследовании. Но они производят всего 21% российского ВВП, тогда как в развитых странах — более 40%. В России малый и средний бизнес слишком мал, констатируют авторы доклада: почти 90% — микропредприятия. Проблема усугубляется тем, что за последние пять лет оборот и прибыльность небольших предприятий в реальном выражении снизились — оба показателя в среднем на 6%. Российские власти должны сфокусироваться на увеличении размера небольших предприятий, советуют аналитики KPMG.

По размеру поддержка малого и среднего бизнеса на федеральном уровне не уступает лучшим международным практикам (США, Евросоюза, Малайзии, Японии), пишут аналитики. Ежегодно регионам из федерального бюджета выделяется около 20 млрд руб., рассказывает директор KPMG Алексей Назаров. Нередко регион даже не выбирает зарезервированную сумму, отмечает он, в дальнейшем лимиты приходится перераспределять в пользу более активных регионов.

При распределении субсидий авторы исследования предлагают учитывать экономику и потенциал регионов по развитию бизнеса: «Ожидать равномерного развития по всей стране, впрочем, как и выделять средства “поровну”, нецелесообразно». Сфокусировать поддержку нужно в регионах — лидерах по размеру, количеству и доле малого и среднего бизнеса, говорится в исследовании KPMG. Кроме того, KPMG рекомендует учитывать долю городского населения — показатель имеет высокую корреляцию с количеством малого и среднего бизнеса (до 94%): «Именно город предоставляет базовые ресурсы — доступ к рынкам, ресурсам, технологиям и знаниям».

Бюджету выгодно субсидировать развитие малого бизнеса в регионах, где он и так растет, но вряд ли это поможет самим предпринимателям, замечает председатель комитета по налогам «Опоры России» Сергей Зеленов. Без прямой поддержки из федерального бюджета регионам придется нелегко: регионы направляют субсидии на пополнение гарантийных фондов, на компенсацию кредитных ставок бизнесу и частично на прямые субсидии, отмечает министр инвестиций и инноваций Московской области Руслан Заливацкий.

Рассматриваются различные модели распределения поддержки, в том числе с учетом потенциала развития данного сектора, сообщил представитель Минэкономразвития. Подробности он не раскрывает. В Минфине знают, что механизм распределения будет меняться, сообщил его представитель, но отказался комментировать изменения до получения официального документа от Минэкономразвития.

У малого бизнеса две основные проблемы: доступность кредитных ресурсов и допуск к госзаказам, отмечает Заливацкий. Первую проблему частично снимают региональные субсидии. Но бизнес даже не знает о том, что есть меры поддержки, говорит Заливацкий.

В России столько инструментов поддержки малого бизнеса, сколько нет ни в одной другой стране, говорит вице-президент Института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИППВладимир Буев: и прямые субсидии предприятиям, и создание инфраструктуры — от финансовой до инкубаторов и технопарков. Но эффекта нет, констатирует он, чтобы избежать чрезмерного регулирования, бизнес уходит в тень, а поддержку получает узкая группа предпринимателей.

В первую очередь власти должны обеспечивать прозрачные правила игры и не менять их, призывает Зеленов. Повышение ставки страховых взносов в 2013 г. вынудило свернуть бизнес 600 000 индивидуальных предпринимателей, вспоминает он. Неизменность правовой и налоговой базы даст бизнесу возможность планировать и расти, объясняет Зеленов: «Субсидии по значимости идут третьим или четвертым пунктом». Пользы от понятного и предсказуемого регулирования было бы больше, резюмирует Буев.

Завтрак с мутантами

Правительство России внесло в Госдуму законопроект, устанавливающий существенные штрафы для продавцов, постеснявшихся признаться, что их товар содержит нечто генно-модифицированное. Знать, что именно мы едим - наше священное право.

Согласно проекту, юридическим лицам, пустившим в продажу генно-модифицированные продукты без опознавательных знаков, грозит штраф до 150 тысяч рублей.

Документ вносит специальную статью в Кодекс об административных правонарушениях, предусматривающую наказание за несоблюдение требований к маркировке пищевой продукции.

Если на этикетке нигде не будет упоминаться про ГМО, хотя в составе продукта они будут, то продавцу или производителю предъявят претензии. Для индивидуальных предпринимателей предусматривается штраф от 20 до 50 тысяч рублей, для юридических лиц ставки возрастают.

Напомним, еще семь лет назад в нашей стране была введена обязательная маркировка продуктов, в состав которых входят ГМО. Данные должны быть напечатаны на упаковке в графе "состав продукта".

Так что по закону любой покупатель должен знать, какие загадки таят гены выбранной им курицы. Кто боится в том признаться, пусть платит.

По большому счету понять бизнесменов-молчунов можно. Когда над генами живого продукта поработали ученые, в обществе к такому товару относятся настороженно. Не прельщают нашего покупателя сообщения вроде "мягкость вашей курице придают гены дождевого червя" или что-то в этом духе.

Но как бы ни хотели продавцы и производители скрыть подноготную своей кукурузы или картошки, покупатель должен идти к кассе с широко открытыми глазами. Иначе будет чистый обман.

Конечно, многие специалисты уверяют, что, по их мнению, ГМО совершенно безвредны, мол, это почти то же самое, что скрещивание, только гораздо быстрее и эффективнее.

Однако на этот счет есть и другое мнение. Как бы то ни было, пусть каждый решает сам, быть или не быть, есть или не есть.

Читать документ

Хорошая новость в том, что продуктами с ГМО нас, похоже, тайком не кормят. По крайней мере, за десять лет Роспотребнадзором было исследовано около 300 тысяч проб пищевых продуктов с целью выявления ГМО. Ничего особо страшного не обнаружилось.

"Результаты государственного надзора показывают, что удельный вес компонентов ГМО обнаруженных в пищевых продуктах снижается из года в год: если в 2003 году он составлял около 12,0 процентов, то в 2013 году - 0,07 процента", - уверяют в ведомстве.

Вместе с тем, полагают авторы проекта, велика угроза поступления на рынок продуктов, содержащих компоненты, полученные из незарегистрированных ГМО.

"В рамках государственного контроля и мониторинга кормов и кормовых добавок на содержание ГМО с 2004 по 2013 год Россельхознадзором исследовало более 10 тыс. проб кормов, из них в 2,64 процента образцах обнаружены незарегистрированные ГМО", - рассказывают сторонники проекта.

Иными словами, порой трудно уследить, с какой стороны приползет (говоря по-простому) инородный ген. Скажем, с коровой ничего не делали, но кормили травой с подправленными генами.

"В таких условиях разведение и выращивание на территории России модифицированных растений и животных влекут за собой угрозу возрастания степени потенциальных рисков", - утверждают авторы проекта.

Эксперты также поясняют, что информация о продуктах питания должна содержать, кроме прочего, также информацию о наличии в них компонентов, полученных с применением генно-инженерно-модифицированных организмов, в случае если содержание указанных организмов в таком компоненте составляет более 0,9 процента.

Правительство определилось с прожиточным минимумом

Правительство установило, что во втором квартале этого года размер прожиточного минимума на душу населения в целом стал 8 тысяч 192 рубля, для трудоспособного населения - 8 тысяч 834 рубля, пенсионеров - 6 тысяч 717 рублей, детей - 7 тысяч 920 рублей. Постановление по этому поводу опубликовано на сайте кабинета министров.

Величина прожиточного минимума в целом выросла на 6,6 процента. Для трудоспособного населения - на 6,7 процента, для пенсионеров - на 6,5 процента, для детей - на 6,3 процента.

Поднялся во втором квартале и индекс потребительских цен, по сравнению с первым он увеличился на 2,7 процента.

Все эти статистические показатели важны не только для оценки уровня жизни населения, но и для определения минимального размера оплаты труда, пособий, стипендий, говорится в материалах на сайте кабинета министров.

Налоговики потребуют с россиян 13% от списанных банками долгов

Сотни тысяч россиян, которым банки списали долги как безнадежные, могут столкнуться с налоговыми претензиями: по мнению налоговиков, с суммы «прощенного» банками долга необходимо заплатить в бюджет 13% подоходного налога. Соответствующее письмо «О налогообложении физических лиц» за подписью замруководителя Федеральной налоговой службы (ФНС) Светланы Бондарчук разослала по своим территориальным управлениям налоговая служба (есть в распоряжении «Известий»). Ссылаясь на мнение Минфина, в письме указывается, что «при списании задолженности с баланса кредитной организации у клиента возникает экономическая выгода в виде экономии на расходах по возврату сумм основного долга и/или процентов по нему и, соответственно, доход, подлежащий обложению налогом на доходы физических лиц по налоговой ставке в размере 13 процентов». При этом «датой получения дохода физическим лицом определяется как дата списания безнадежного долга с баланса кредитной организации». Письмо направлено в регионы «для использования в работе», подчеркивают представители ФНС.

— Это стандартная ситуация, — рассказал «Известиям» представитель Минфина России. — При невозможности исполнить обязанности налогового агента (если клиент не получает никаких выплат от банка, потому что налог можно удержать только за счет выплат), банк уведомляет об этом налоговый орган, соответственно, обязанность по уплате налога переходит к клиенту банка. Поэтому даже есть специальная форма уведомления налогового органа о том, что организация не может исполнить обязанность налогового агента. Конечно, со стороны такая ситуация может показаться несправедливой, однако, согласно нормам НК РФ, прощение долга — это, безусловно, облагаемый доход. 

Ранее «Известия» уже писали, что за 7 месяцев 2014 года банки списали рекордные 113,2 млрд рублей безнадежных долгов, на 27% (или 31 млрд рублей) превысив показатель за январь — июль прошлого года: именно с 2013 года банки в обязательном порядке должны списывать долги с просрочкой от 360 дней. Аналитики ожидают, что по итогам года совокупный показатель 2013 года (199 млрд рублей) будет превзойден и объем списанных таким образом долгов окажется максимальным за всю историю. К сожалению, статистика Центробанка не разделяет списанные долги физических лиц и юридических. По оценке аналитика экспертного центра Taxadmin.ru Максима Ратникова, исходя из отчетности банков по МСФО, физическим лицам банки списали не менее 80–90 млрд рублей. Только один из крупных розничных банков, по его словам, списал за 6 месяцев 31,3 млрд рублей. С учетом того что, по данным коллекторов, средняя сумма просроченного долга составляет 30–50 тыс. рублей, налоговые претензии по итогам года могут быть предъявлены 1,2–2 млн человек, подсчитал Ратников.

Как сообщили «Известиям» в банках, с подобной ситуацией им приходится иметь дело уже сейчас.

— Действительно, при списании безнадежного долга с баланса банка у должника возникает экономическая выгода, подлежащая обложению НДФЛ по ставке 13%, — говорит директор юридического департамента Абсолют Банка Екатерина Любичева. — При этом банк как налоговый агент не может удержать сумму налога с этого дохода, поскольку сам факт списания задолженности означает полное и безнадежное отсутствие средств у должника (если бы они были, банк бы списывал их в погашение задолженности заемщика перед банком). В такой ситуации банк обязан уведомить налоговый орган о возникновении у физического лица дохода и о его размере. Абсолют Банк выполняет эту обязанность и одновременно уведомляет и самого заемщика. Каких-либо налоговых претензий к банку при таких условиях не возникает, а обязанность подать декларацию и уплатить налог при этом лежит на физическом лице, получившем экономическую выгоду.

— Всё, что нужно сделать банку, это уведомить налоговый орган о факте, сумме дохода заемщика и о невозможности удержания. Дальнейшие претензии — к заемщику, который должен отразить этот доход в своей декларации и уплатить налог, — соглашается партнер налоговой практики Goltsblat BLP Евгений Тимофеев.

Гражданину, который добровольно не подаст декларацию и не заплатит налог, грозит серьезное наказание — вплоть до уголовной, предупреждает партнер компании «Налоговик» Сергей Варламов.

— После того как к заемщику перейдет обязанность банка выплатить налог, а она к нему обязательно перейдет, ведь у банка нет средств клиента, ему грозит обвинение в неуплате или неполной уплате сумм налога — это 20% от неуплаченной суммы налога, — поясняет он. — А если человек станет умышленно не выплачивать налог, то штраф составит 40% от суммы налога. Также в соответствии со статьей 75 НК РФ, если клиент не уплатит налог в положенный срок, то на сумму налога будут ежедневно начислять пеню. А в случае если cумма невыплаченного клиентом налога превысит 600 тыс. рублей, то такого клиента могут привлечь к уголовной ответственности по статье 198 УК РФ, которая предусматривает наказание вплоть до лишения свободы на срок до трех лет.

Наказание грозит и банку, если он вовремя не сообщил налоговикам о таком должнике — штраф в 20% от суммы невзысканного налога. А если сумма невыполненных им обязательств по налогу как налогового агента, превысит 2 млн рублей, то должностному лицу банка также грозит уголовная ответственность — по статье 199.1 Уголовного кодекса (предусматривает наказание до двух лет лишения свободы), напоминает Варламов. 

Государство будет защищать российский бизнес – Медведев

Премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев пообещал, что государство будет защищать российский бизнес, который столкнулся с несправедливыми действиями со стороны других иностранных государств, в том числе в условиях действующих санкций. Это заявление он сделал во вторник, 9 сентября 2014 г., на встрече с главой ОАО «НОВАТЭК» Леонидом Михельсоном.

«Это просто обязанность государства - защищать российский бизнес, если он сталкивается с несправедливыми и незаконными действиями со стороны иностранных государств и иностранных компаний», – сказал премьер-министр, добавив, что санкции, выдвинутые в отношении России и некоторых компаний, «это - безусловно нарушение международного права, не основанное ни на чём».

«Внутри страны у нас выделяются различные приоритеты: есть государственные, частные компании. Но перед лицом такого рода несправедливых действий можете не сомневаться, что государство всегда оказывало и будет оказывать российскому бизнесу поддержку», – цитирует «Прайм» Д. Медведева.

«Дело не в названии компании и не в том, по каким причинам она попала в санкционный список», – подчеркнул премьер.

10 сентября 2014